МОЙ ПУТЬ В КИНЕМАТОГРАФЕ

    Вы никогда не смотрели фильм "Рассказ барабанщика"? Если нет то  я
вам очень рекомендую - не смотрите ни в коем случае. Дрянь редкостная.
Но для меня этот фильм по своему дорог, потому что в  нем  я  исполнил
свою первую и последнюю роль в кино. Снялся в роли... трупа.
    Я тогда на рабфаке учился. Сижу как-то на лекции, тут в  аудиторию
декан входит в сопровождении какого-то мужика и говорит:
    - Товарищи! В нашем городе проходят съемки фильма о войне и  нужно
выбрать семь человек без усов и бороды с арийской внешностью. На  роли
фашистов. Вот ассистент режиссера с  киностудии  Довженко,  он  сейчас
выберет.
    Мне конечно очень  хотелось  попасть  в  число  счастливчиков,  но
шансов у меня не было никаких. Сто человек мужиков сидят. Да  и  какая
там у меня арийская внешность!
    Стал значит товарищ по рядам ходить и первым делом в  меня  ткнул!
Ты, мол, выходи. Потом и остальные шесть вышли.  Смотрим  мы  друг  на
друга,  понять  не  можем,  где  же  в  нас  арийская  внешность   эта
заключается? Люди как люди. Вот скажем Вовка, мой  приятель.  Толстый,
рыжий, с веснушками, очки на носу. Вот она какая оказывается внешность
то арийская!
    Посадили нас на автобус и повезли в Инкерман, а  оттуда  вверх  на
скалу. Там, если кто  знает  имеется  крепость  Каламита  тринадцатого
века. И уже поле сражения организовано. Ежи противотанковые стоят, дым
черный стелется. Режиссер в динамик орет - быстро, мол  переодеваться.
Выдали нам немецкую форму, и рукава сказали до  локтей  закатать.  Как
глянули мы друг на друга, так от смеху и попадали!  Жалко  ни  у  кого
случайно фотоаппарата не нашлось. Ну  классические  гансы  получились.
Видать мужик тот, который нас выбирал, и впрямь свое дело  знал.  Вот,
скажем Вовка, мой приятель. Руками  в  бока  уперся,  живот  аж  через
ремень свешивается. Под каской оправа металлическая блестит. Ну  сразу
видно, что вандал он и извращенец.
    - Гримироваться!
    Подходим мы по очереди к гримерной.  А  там  сажа  с  вазелином  в
баночке разведена и нам этот  "гримм"  на  лицо  накладывают.  И  руки
перепачкали до локтей. Ну в общем  как  будто  мы  потные,  грязные  и
вонючие. Дело то, кстати в апреле было, а по сюжету фильма -  лето.  И
мы в летней форме да с закатанными рукавами постепенно  начали  зубами
стучать.
    - Оружие получать!
    И выдали нам под роспись и студеческий билет совершенно  настоящие
"шмайсcеры". На моем даже  клеймо  было  -  свастика  и  1938.  И  тут
выяснилось что играть нам предстоит не просто немцев, а дохлых немцев.
Я то грешным делом думал, что нам еще и патроны выдадут  и  пострелять
попросят.
    Эпизод с нашим участием должен быть такой. По склону оврага  трупы
валяются,  мы,  стало  быть.  А  выше  по  краю  пятеро  немцев  идут,
постреливают. Их настоящие артисты  играют.  Тут  происходит  взрыв  и
немцы кувырком летят в овраг. Вот и весь эпизод. Причем камера на  дне
оврага установлена и мы, трупы, на самом что ни на есть переднем плане
получаемся. Легли мы. Режиссер, понятно,  не  доволен.  Вы  это  чего,
говорит,  как  на  пляже  разлеглись?  И  пошел  с  помощниками    нас
раскладывать, как должно. Кое  кого  вообще  в  дикой  позе  положили,
руки-ноги повыворачивали. Иным на лицо земли насыпали. Меня  почти  не
тронули. Единственно попросили оскалиться и глаза выпучить.
    Пиротехник между тем бомбу приладил. И прямо  около  моей  головы.
Сам то провода отмотал и за скалу спрятался метрах в тридцати. Боится.
Машинку взрывную в руках держит.
    - Приготовиться... Мотор... Начали!
    Заработала камера и тут ба-бах! Пиротехник бомбу  взорвал.  И  так
она сильно  грохнула,  что  все  трупы  от  неожиданности  подскочили.
Отлетевший осколок скалы двинул меня по башке. Счастье, что я в  каске
был. В довершение всего, свалившийся сверху убитый  фашист  попал  мне
коленом в солнечное сплетение.
    - Стоп! Стоп! Никуда не годится! Еще раз! И не двигаться никому!
    Пиротехник побежал вторую бомбу закладывать. Я выплюнул попавшую в
рот землю и улегся обратно. Рожу страшную сделал.
    - Приготовиться... Мотор... Начали!
    Ба-бах! Ну теперь гораздо  лучше  получилось.  Трупы  лежали,  как
каменные. А убитый фашист пролетел на этот раз значительно левее. Хотя
и ударился лицом о мой сапог.
    - Стоп! Посторонние в кадре! Еще раз снимаем!
    С третьего раза сняли наконец.
    - На сегодня хватит - кричит режиссер - переодеваемся.
    Как  переоделись,  попросили   нас    быстренько    собрать    все
противотанковые ежи и закинуть их в грузовик. Ну кое кто возмутился  -
как так "быстренько" и что значит "закинуть"? Каждый еж,  свареный  из
рельсов, на  вид килограммов  двести  будет.  Но  к  счастью  все  это
оказалось очень искусной пенопластовой бутафорией.
    На следующий день нам оплату выдавали. По семь рублей грязными.
    А на руки и того меньше - подоходный вычли.

[ Турдом ]
[ Предыдущий ]
[ Читальный зал ]