Без названия

Все про то, как получают образование за границей наши дети.  |  Поможем оформить загранпаспорт, полная консультация, проект компании Трэвелмарт.

БЕЗ НАЗВАНИЯ

КНИГА ПЕРВАЯ


    Солнышко пекло.  День.  обещал  быть  по-летнему  жарким.  Дениска
лениво приоткрыл глаза и по-старчески щурясь стал искать будильник. За
окном, где-то на улице, пели неугомонные птицы да дворник - Баба Даша,
лихо  работала  веником.  Будильника  на  столе  не  было.    Медленно
спустившись с дивана, Денис начал ощупывать карманы.  Часов  не  было.
Карманы были полны каким-то мусором. Одна за одной на свет вылезли две
разноцветные резиночки ("Ну  зеленая  понятно,  а  зачем  красная?"  -
подумал Денис), краткий англо-русский словарь для общения  с  местными
аборигенами, книга "Мой сын и ЦРУ", "Справочник по  посылке  сообщений
на мобильные телефоны", и почему-то бюстгальтер невероятных размеров.
    В голове Дениса тут же стали возникать самые разные вопросы. Мысли
путались, цеплялись друг за друга, кружились пестрым хороводом.  Денис
пытался их ловить, складывать  на  полочки.  Но  они  -  неподатливые,
решительно не желали подчинятся.
    ...Взгрустнулось. Стянуло виски и почему-то болело  колено.  Денис
снова  взял  в   руки    резиночки,    поднес    к    носу,    глубоко
вдохнул...Выдохнул..  Прозрачные  мысли  снова  засуетились   в    его
сознании...Красный цвет был непонятен. Голову стянуло еще сильнее и он
прилег на диван. Хотелось  плакать...  Плакать  громко,  навзрыд...  И
пусть сбегутся  соседи,  весь  дом.  Пусть  ломают  двери,  матерятся,
размахивают. руками.... Он будет плакать... К горлу  подступил  комок,
глаза наполнились слезами, еще чуть-чуть и... БЮСТГАЛТЕР...
    Бюстгальтер нужно было отдать Олегу. Срочно  -  еще  вчера.  Дрожь
пробежала по всему телу. Не прошло и недели, как Денка случайно разбил
любимую матрешку Олега. О,  как  ему  хотелось  тогда  провалится  под
землю, исчезнуть, растворится в  небытие.  А  ведь  бюстгальтер  -  не
матрешка. Плакать решительно не хотелось. Жить  тоже.  Пересилив  себя
Денис поднялся с дивана. Дрожащими руками  он  положил  Бюстгальтер  в
черненький полиэтиленовый кулечек, сгреб  в  охапку  все  книжки,  две
резинки -  зеленую  и  красную  и  по  водосточной  трубе,  незаметно,
выбрался на улицу...
    Баба Даша усердствовала веником. Денис медленно огляделся. Все как
обычно... Олег этого не простит... Денис искал, но не находил  выхода.
И вдруг все прояснилось. "Выход", -  во  все  горло  простонал  Денис.
Лучик надежды мелькнул перед Денисом. Мелькнул  и  не  погас.  "  Надо
срочно найти будильник." - эта мысль так понравилась  Денису,  что  он
даже  не  стал  задумываться  зачем  ему  мог  понадобится  будильник.
"Будильник, будильник" - повторял Денис, а внутри все пело,  танцевало
и играло на гармошке. "Alarmclock, alarmclock" - тут  Денис  почему-то
перешел на английский. "Yesterday, yesterday" - его мысли  потекли  по
привычному руслу. И опять некстати  появилась  мысль  про  Олега,  про
вчерашнее, про БЮСТГАЛЬТЕР...
    ...Олежка был добрый малый - без придури, отзывчивый, незлобный. В
детстве, будучи маленьким рыжеволосым  существом,  он  страстно  любил
карусели.  После  школы,  когда  другие  дети  шли  домой,   открывали
тетрадки, готовили уроки, он  срывался.....  и,  спотыкаясь,  бежал  в
парк. Там из карманчика доставал  мятый  рубль,  покупал  целую  пачку
билетиков и кружился, кружился, кружился...
    Прошли годы... Куда-то уехали карусели, потемнели рыжие волосы ...
    Олегу было плохо..  Он  ходил  по  комнате,  поскребывал  затылок,
морщился.  и  что-то  невнятно  бормотал.  Утро  вломилось  в    окно.
Неспавшими глазами он посмотрел на огромные зеленые в  полстены  часы.
"Восемь", - нарастяг траурно пропела кукушка.. Ждать не было  никакого
смысла. Олежка еще раз подошел к окну, щурясь посмотрел вдаль,  достал
из кармана желтую  резинку  и  застыл  в  нерешительности.  Его  рвало
надвое.  С  потерей  бюстгальтера  смирится  было  невозможно.  Но   и
обманывать себя не было смысла. Олег понимал, что  никогда  больше  не
увидит бюстгальтера. Защемило  сердце,  кольнуло  в  боку,  зачесалась
спина. Простить бюстгальтер он не мог... Последний  раз  посмотрев  на
желтую резинку, Олег разжал  кулак.  Резинка  бабочкой  устремилась  к
земле. "Прости, Денис, ты сам виноват", -  сдавленно  прошептал  Олег.
Резинка в это время со скрежетом врезалась в  землю  и  разлетелась  в
пыль. " Сам виноват", - повторил Олег.

    ...Денису не хотелось идти к Олегу. Не хотелось слышать его крика,
упреков. Но больше всего  теперь  не  хотелось  отдавать  бюстгальтер.
Денис понимал, что у Олега  есть  все  права  на  него.  Денис  хорошо
помнил, как нехотя,  скрипя  сердцем,  Олег  давал  его.  И  все  таки
отдавать бюстгальтер не хотелось. "Я его спрячу, спрячу так что  никто
не найдет...Я его  спрячу  в  будильник...  Alarmclock...  Yesterday..
Вчера... Олег...БЮСТГАЛЬТЕР..."
    Сначала Денис и сам не понял, что он сотворил в уме фигуру высшего
пилотажа - так называемую  равнобокую  кривую  Лаухина  (Для  справки:
Лаухин  -  легендарный  электрик-философ,  привнесший  в   современную
философию такие понятия как "штробить", "Двухпальцевая  аппроксимация"
и т.д.). От восторга Денис заохал, заухал и начал думать о том, что же
он сделает с Нобелевской премией. Мысли о премии были  приятны,  но  в
процессе их думанья что-то не давало полностью раствориться в счастье.
"Бюстгальтер" - смекнул  Денис  -  "А  не  превратить  ли  мне  его  в
резиночку?".
    Путем многолетних занятий Ден-буддизмом Денис овладел способностью
превращать различные предметы в резиночки. Подумано -  сделано.  Денис
напрягся, сконцентрировался на  бюстгальтере...  Откуда  же  ему  было
знать,  что  в  результате  кружений  на  каруселях    и    маленького
фрейдистского комплекса Олег научился преобразовывать различные  живые
существа в бюстгальтеры...

    Инге не было и двух лет, когда ее  тайно  увезли  из  Каугури.  Ей
никогда не рассказывали о родине, о славных делах ее предков. Но образ
светлого детства невозможно стереть  из  памяти.  Иногда  Инга  видела
странные сны. Она видела море, пляж,  широкую  улицу  со  звучным,  но
непонятным названием.. Инга любила эти добрые сновидения. Только в них
она обретала свободу, в них  она  была  счастлива.  Говорить  о  своих
грезах Инга боялась.
    Несколько лет назад она рассказала маме о являющихся  ей  во  снах
земле рядом с морем, о золотистом песке и широкой  улице  со  странным
названием. Мама, ее любимая мама,  услышав  это,  побледнела,  закрыла
лицо руками, застонала:. Успокоившись, она  обняла  Ингу  за  плечи  и
произнесла слова, навсегда врезавшиеся в  память:  "Никогда,  девочка,
запомни, никогда и никому не говори о земле у моря. Никогда,  дорогая,
никогда..."
    И все-таки она мечтала о том  далеком  прекрасном  крае.  Мечтала,
глубоко пряча свои мысли. Потому что маму всегда нужно слушаться.
    ...цатого августа Инга проснулась поздно. Она была счастлива. Днем
раньше, простояв в очереди всего лишь полдня, и сдав 20 кг макулатуры,
ей удалось купить книгу, от которой сходила с  ума  все  население  ее
небольшой страны. Да, да,  да!!!!!!!  Это  был  нашумевший  бестселлер
Питера Алекса "Мой сын и ЦРУ".
    После того, как Питер написал и издал свой "Мой сын и ЦРУ", жители
поделились на две части: на счастливых обладателей шедевра и  жаждущих
таковыми стать. Девочки и мальчики по несколько раз  в  день  оббегали
все книжные магазины страны в наивной надежде где-нибудь наткнутся  на
никем не замеченный экземпляр шедевра. Многие уезжали в провинцию - на
хутора, в забытые богом  деревни,  надеясь  там,  в  глуши,  раздобыть
заветную книжку. Инге повезло. Она купила шедевр  в  родном  (отчимом)
городе.
    Вся ночь была отдана чтению. Инга читала запоем.  Книга  захватила
ее. Страница за страницей, глава за главой... ООООО... Удовольствие от
книги было  сравнимо  лишь  с  радостью,  которую  она  испытывала  от
любимого сна... Иногда, чтобы продлить  наслаждение,  она  отлистывала
пять - шесть страниц назад и читала  снова  ласкающие  душу  страницы.
Заснула поздно, твердо решив вступить в государственный  имени  Питера
Алекса фан клуб. Она спала крепким счастливым сном.  Ее  дыхание  было
ровным и спокойным. Она была СЧАСТЛИВА.
    Проснувшись  и  убедившись,  что  Книга  на  месте,  Инга    стала
собираться в дорогу.
    Олега  мучила  совесть.  Ему  было  стыдно  перед   Александрычем.
Позавчера, уговаривая пожертвовать чуть-чуть собой  ради  науки,  Олег
клялся, что через день вернет его в тело. Что это абсолютно безопасно.
Что человеку, который умеет готовить чисбургеры  и  гамбургеры,  можно
доверять как самому себе. Говоря по правде,  через  день  Олег  ничего
отдавать не собирался. Но уже прошла  почти  неделя..  Совесть  мучила
Олега все сильнее, сильнее, сильнее... Олег принялся с  ней  бороться,
сделал ее подножку, стукнул в живот, заломил руку и  уже  почти  готов
был  положить  на  лопатки...  Неожиданно  в  комнату  вошла   Наташа.
По-военному, четко отбивая шаг, она двинулась  к  Олегу.  Привлеченный
шумом,  Олежка  поднял  голову.   Совесть    воспользовавшись    этим,
вывернулась и со всей силы стукнула Олега в  грудь.  Защемило  сердце.
Наташа была уже совсем близко. Ее мрачный взгляд не  предвещал  ничего
хорошего. "Что-то  сломалось.  Опять  придется  заниматься  ремонтами.
Совсем  не  вовремя",  -  подумал  Олег.  Наташе  оставалось   сделать
последний шаг. И тут Олег заметил, что Наташа тянула за собой  большой
синий рюкзак. Олег побледнел,  напрягся,  собрал  остатки  мужества  и
натянуто    улыбаясь,    спросил:    "В    поход    собираемся?"    "В
П-О-Х-О-Д??????????", - Наташку взорвало.  Следующие  пять  минут  она
несвязанно ругалась, кричала, разводила руками и снова  кричала.  Олег
молчал. Когда буря стала утихать, Олежка  попытался  взять  Наташу  за
руку. Наташа отшатнулась. Нервно расстегнула рюкзак и дрожащими руками
перевернула его. Из рюкзака стали  сыпаться  бюстгальтеры.  Большие  и
маленькие, желтые и красные, а один  даже  в  горошек.  "Дорогая,  это
совсем не то, что ты думаешь."

    Гений криминалистики, живой классик  Питер  Алекс  уже  целый  час
ходил из угла в  угол.  Перед  ним  стояла  проблема  -  и  не  просто
проблема, а Проблема. Вчера в его глубоко законспирированной  квартире
раздался  звонок  еще  более  глубоко  законспирированного   телефона.
Женский голос сказал "Здравствуйте". Питер Алекс  тут  же  понял,  что
что-то нечисто. Он мысленно стал выстраивать  логическую  цепочку:  об
этом адресе знал только один человек - он сам, голос  был  женским,  а
сам Питер Алекс был мужчиной - значит звонил не он.  А  кто  же  тогда
звонил? Эта логическая цепочка ни к чему не привела. Тогда Питер Алекс
пошел ва-банк и сказал в трубку: "Здравствуйте и Вы"..

    C будильником на перевес,  заметно  повеселевший,  Денис  шагал  к
морю. Манипуляция с бюстгальтером вдохновляла его. Он чувствовал  свою
силу.  Олег  казался  каким-то  нереальным,  далеким...  На    секунду
остановившись, Денка заглянул под крышку будильника. Резинка  была  на
месте. Широко улыбнувшись Денис зашагал дальше.

    Недолго думая Инга сделала то, что не догадался  сделать  ни  один
фанат Питера Алекса, она обратилась  в  справочное  бюро  и  попросила
телефон  его  глубоко  законспирированной    квартиры.    "2-12-85-06,
21-2-8-506,2-1-2-8-50-6",-про себя, радостно,  пела  Инга,  размахивая
счастливым листочком, выданным в справочной. Она пела во  весь  голос,
делая ударение то на одну, то на другую цифру заветного номера.
    Не решаясь  позвонить,  Инга  долго  вертела  в  руках  полученный
листок. "Звонить... Не  звонить?  Было  страшно..."  Неожиданно  перед
глазами Инги возник третий абзац четвертой главы "Мой сын  и  ЦРУ".  С
нерешительностью было покончено. Твердой рукой был набран номер.  Чуть
подсевшим  от  пения  голосом,  Инга    поздоровалась    с    Питером.
"Здравствуйте и Вы", - ответил он. В эту секунду  Инга  поняла  -  они
должны встретится и тут же повесила трубку. Когда  Инга  видела  цель,
перед ее напором не мог устоять никто. Поэтому уже через 5  минут  она
бежала в направлении государственной границы.
    Питер Алекс чувствовал себя загнанным зверем. Таинственный абонент
повесил трубку так быстро, что хитрые системы  обнаружения  не  смогли
обнаружить и уничтожить потенциального врага.  "Это  НАверное  Гнусные
проИски цру" - мысль была подумана, проверена с помощью бритвы  Оккама
и разложена на мельчайшие  составляющие.  Из  мельчайших  составляющих
вдруг составилось  странное  сочетание  -  ИНГА.  Питер  Алекс  привык
доверять своей  интуиции.  Действия  его  были  стремительны  -  через
секунду на крыше его резиденции стоял  дипломат  с  недельным  запасом
еды, воды, воздуха и одежды...

    Когда Денис подошел к  морю  стояли  уже  сумерки.  Тьма  была  бы
полной, если бы из будильника не  пробивался  странный  розово-голубой
свет. Этот свет не сразу привлек внимание Дениса.  Понадобилась  почти
двухкилометровая прогулка по морю, часовое купание в  вонючем  море  и
многочисленные вопросы прохожих - "А что это за свет льется из  вашего
будильника?"

    Перед  глазами  Олега  вспыхнул  ослепительный  свет.  Когда    он
находился в таком состоянии даже первые координаторы стояли перед  ним
по струнке. В мозгу возникла мысленная картина карусели. Она бешено, с
подвываниями  кружилась.  Она  влекла  за  собой.   Наташа,    рюкзак,
бюстгальтеры растворились. Олег остался один на один с каруселью. Силы
наполняли его.
    Когда Олег неожиданно встал на цыпочки, схватил стоявшие в комнате
ведра и стал кружится. Наташа  не  удивилась.  Когдато  давно  это  ее
сильно пугало. Но время лечит все - даже страх.  Безразлично  взглянув
на кружащегося Олега, Наташа нагнулась  и  не  спеша  начала  собирать
бюстгальтеры. Олег кружился все  быстрее  и  быстрее.  Ржаво  скрипели
натянутые  цепи,  запинаясь  скрежетал  мотор.    Блаженство,    какое
блаженство...
    Неожиданно карусели стали таять и уже через секунду Олег  стоял  в
своей комнате, плотно сжимая в вытянутых в разные стороны руках ведра.
"Приехали", - понял Олег и пошаркал в сторону дверей.
    Он заглянул в соседнюю комнату, на кухню,  в  туалет  -  Наташи  в
квартире не было. "Жалко", - подумалось Олегу.

    Питер Алекс только ему известными тропами двигался  в  направлении
Государственной границы. Незнакомый с  отчаянием,  Питер  разрабатывал
план. Никем незамеченный, он добрался до района обозначенного на карте
как "Карьер". До границы  оставалось  немного.  Там,  за  кордоном  он
собирался поменять свою внешность - разрез глаз, ушей, прическу, форму
носа, голос и дорогие сердцу желтые джинсы. Особенно джинсы. Он  знал,
что позже, через год-полтора, сможет вернутся  и  продолжить  нелегкое
дело. До границы оставалось 6 минут 15 секунд.  Радостно  шагалось  на
свежем  воздухе.  Даже  дипломат  полный  недельных  запасов  перестал
казаться особенно тяжелым.
    Граница встретила ласковым проволочным забором и  нешироким  рвом.
Питер  Алекс  был  отлично  подготовлен  для  таких  препятствий.   Он
разогнался и одним огромнейшим прыжком преодолел ров и  забор.  Вернее
сказать, попытался преодолеть, так как ровно посередине он лоб  в  лоб
столкнулся с человеком, подготовленным ничуть не хуже.
    Наташа медленно шла по улице и  напевала  про  себя:  "Я  перережу
провода и не ударит меня ток. Я перережу  провода  и  не  ударит  меня
ток". Этот немудреный  мотивчик  исправно  спасал  ее  уже  5  лет  от
странных приступов Олега. Единственным побочным эффектом  была  полная
потеря памяти на 1.5 - 2 часа, поэтому каждый раз  внезапно  очнувшись
на улице Наташа думала, что была на концерте любимой группы.

    Александрыч очнулся  в  странном  состоянии.  "Неужели  вчера  был
сисопник? Вроде бы нет." От его тела исходил  странный  розово-голубой
свет. "Или все-таки был? Пойду-ка я  лучше  выпью  пива".  Попытавшись
исполнить свое желание Александрыч наткнулся на полное отсутствие ног.
После попытки почесать голову стало  ясно,  что  голова  и  руки  тоже
отсутствовали. Потеря головы не сильно огорчила  Александрыча.  А  вот
руки...
    Еще в детстве Александрыча мучила неведомая сила. Она  будила  его
по  ночам,  заставляла  включать  компьютер  и  рисовать,    рисовать,
рисовать. Под его  руками  рождались  и  тут  же  умирали  грандиозные
проекты  гениальнейших  видеоклипов,    фотографий    и    музыкальных
фрагментов. Самые талантливые музыканты отдали бы душу  за  одну  лишь
ноту из его произведений,  а  маленький  Александрыч  все  безжалостно
стирал, так как на его жестком диске был всего 1 Мб...

    Поначалу Денис никак не мог  понять  откуда  же  льется  свет.  Он
отвинтил ножки будильника, стрелки, отклеил циферки, но свет продолжал
струиться. Затем Денис попытался все это прикрепить обратно - свет  не
исчезал. Вдруг Дениса как  будто  кто-то  ударил  топором,  причем  не
легонько, а со всей силы - "Это же моя резиночка.  Моя  такая  гласная
резиночка. Моя просто замечательная резиночка."

    Инга всегда знала, что граница - это серьезно. Огромная - до  неба
стена, пулеметные вышки, собаки,  разрывающие  на  части  незадачливых
диверсантов и шпионов. Ко всему этому она была готова.  Более  того  -
Инга стремилась к встрече с ней. Разум говорил - легко не  будет.  Еще
месяц назад она не решилась бы на такое ни за что. Но  сегодня  с  ней
была КНИГА. Инга твердо знала  -  наставления  Питера  Алекса  помогут
выбраться из любой ситуации.
    Канаве  и  рваным  колючкам  забора  Инга  не  предала  серьезного
значения. "Огороды, понятно дело - огороды.  Попробую  обойти..."  Она
шла по кромке рва часа три. Колючая проволока иногда цеплялась  своими
лапками за платье, колготки, свитер.  Одежда  рвалась.  Обычно  добрая
Инга начинала закипать. К вечеру она ненавидела буржуев, капиталистов,
кулаков, огораживающих свою  землю  непролазными  заборами.  Ненависть
победила уважение к чужой собственности. Уже не надеясь  добраться  до
конца забора, Инга отошла от  него  метров  на  пять,  приняла  низкий
старт, упруго оттолкнулась и побежала прямо на  забор.  Одним  прыжком
она  перелетела  и  ров  и  забор.  Почти  перелетела.  Полет  ее  был
неожиданно был прерван чем-то тяжелым и  летевшим  навстречу.  "Хозяин
огорода", - подумала Инга. "Попался", - понял Питер Алекс и отбросил в
кусты дипломат:  "  Не  мое,  никогда  не  видел,  собирал  землянику,
заблудился...", - легенда состряпалась за пять секунд.
    Очутившись на земле и открыв глаза, Инга  увидела  сидящего  перед
собой нестарого молодого мужчину  лет  20-40.  Что-то  в  его  взгляде
казалось знакомым, виденным раньше, может  быть  даже  во  сне.  КНИГА
лежала на своем месте - это успокаивало.  Но  огород  есть  огород,  а
хозяин есть хозяин... Встреча с полицией  не  входила  в  планы  Инги.
Легенда родилась молниеносно. " Я  тут  на  соседнем  огороде  редиску
пропалывала, да вот тяпка к вам завалилась, вот я за ней  и  ээээ...",
произнесла Инга.
    "Ловко", - подумалось Питеру, - "Очень ловко, только меня ведь так
просто не возьмешь." - Да, понимаю, понимаю, девушка. Я ведь тоже  тут
случайно - землянику собирал и заблудился".
    Прочувствовав  свою  безрукость  и    безголовость,    Александрыч
закричал. Эх, если бы у него было  горло...  Резиночка  вспыхнула  еще
ярче. "Ну надо же, какая прелесть...", подумал Денис. "Надо непременно
кому-нибудь ее показать", - решил он. Повернувшись спиной  к  вонючему
морю  Дениска  зашагал  в  родные  Каугури.  Гордость  за   прекрасную
переливающуюся в часах резиночку распирала Дениса.
    "Я перережу провода и не ударит меня ток. Я перережу провода и  не
ударит меня ток", - громко - на  всю  улицу  -  пел  приятный  женский
голос. "Наташка с концерта возвращается",  -  понял  Денис.  Вообще-то
встречаться с Наташкой не очень-то и хотелось. Денис знал, что  об  их
встрече узнает Олег. Но не показать резинку, не похвастаться Денис  не
мог. Наташа тянула уже второй куплет, когда крадучись, со спины, к ней
подошел Денис.
    - Наташа, у меня есть вот,  -  гордо  произнес  Денис  приоткрывая
перед Наташей часы. Щелочка в часах была  малюсенькая.  Дениска  знал,
что открой он часики полностью, Наташа  может  резиночку  схватить,  и
побежать. А потом и не вернешь ни за что.
    Увидев Денку, Наташа прервала на полуслове песню. "С концерта, вот
, иду",  -  успела  произнести  она.  В  этот  момент  Наташа  увидела
резиночку. Дар  речи  оставил  ее.  Эмоции,  переживания  облеклись  в
нечленораздельные звуки.
    - Уауэээоуэээ ыыыаыаыы, подари! - наконец выпалила Наташа.
    - Ни за что, - отрезал Денис.
    В этот миг Наташу заметил Александрыч. "Наташа, где я, Что со мной
сделал Олег?  Верните  меня!!!!!!!".  Резинка  начала  переливаться  и
Наташа снова утратила способность говорить. В ее сознании  укоренялась
мысль - "Я получу ее, получу любой ценой..."
    Взяв себя в руки Наташа решила тряхнуть  стариной.  В  детстве,  в
садике на выпускном бале она играла  роль  зайчика.  Ради  резинки  он
решилась сыграть еще одну роль.
    Неожиданно вздрогнув, Наташа изобразила на лице ужас. "Мой медовый
пирог может подгореть", - вскрикнула  она,  -  "И  пять  банок  нежной
сгущенки..." Было абсолютно неясно, что может произойти со  сгущенкой,
но Наташа уже двигалась в сторону дома. Денис стоял в  замешательстве.
Потом дернулся, догнал Наташу и спросил:
    - Что, целых пять банок? А может шесть?".
    - Может и шесть...  -  Наташа  решила  окончательно  заинтриговать
Дениса.

    Посреди огорода стояли двое. Беседа  не  шла.  А  шла  напряженная
мыслительная  работа.  Анализировался  каждый  факт,   каждый    жест,
мельчайшее движение ресниц. "Почему же мне этот человек кажется  таким
знакомым?" - думала Инга, - "ведь я его никогда не видела. Или видела?"
    Никто никогда не видел  настоящую  внешность  Питера  Алекса.  Его
маленькая, но гордая страна вела беспощадную борьбу с ЦРУ  и  когда  в
семье Петровых родился мальчик агенты  службы  безопасности  сразу  же
отправили Питера Алекса в компьютеризованную школу,  где  он  обучился
всем тонкостям шпионажа, разведки, контрразведки  и  другим  не  менее
ненужным для выживания навыкам. Штаб знал его только по имени. Детство
и юность Питера Алекса прошли  в  окружении  компьютеров  и  книг.  Но
однажды Питер в одной из книг увидел девушку своей мечты.  "Она  будет
моей"  -  сразу  решил  Питер  и  приступил  к  делу.  Первое  правило
разведчика  гласило:  прежде  чем  делать  -  подумай  нужно  ли   это
кому-нибудь. Питер ходил кругами по комнате, для маскировки с надрывом
бубнил себе под нос - "Она была...", а в это время обдумывал  коварный
план знакомства. Поскольку  Питер  Алекс  был  разведчиком  высочайшей
квалификации все его  планы  были  исключительно  коварными.  В  конце
концов из всех  планов  Питер  Алекс  придумал  самый  коварный  -  он
познакомился с девушкой и женился на ней. В  то  время  на  вооружении
разведок  и  контрразведок  разных  стран   стоял    принцип    изящно
сформулированный агентом Купером: "Специальный агент не ходит  прямыми
дорогами". Этот принцип так глубоко въелся в разведчиков,  что  только
такой  могучий  интеллектуал  как  Питер  мог   задуматься    о    его
целесообразности. Этот пример поразительной хитрости Питера  вошел  во
все учебники по шпионской деятельности,  во  многих  разведшколах  был
даже  введен  спецкурс  под  кодовым  названием  "Женитьба    Питера".
Естественно процесс ухаживания и женитьбы  Питер  провел  в  им  самим
придуманном образе. О, этот образ был продуман до мелочей. Кто смог бы
узнать матерого хитрого Питера Алекса в худеньком, вечно  опаздывающем
пареньке в резиновых кедах. Женившись Питер Алекс продолжал жить двумя
жизнями - если дома это  был  примерный  семьянин,  добрый  отзывчивый
человек, то за пределами дома он  превращался  в  беспощадного  Питера
Алекса - непримиримого борца за свободу своей родины. Но  несмотря  на
все эти меры предосторожности опасность провала была велика и когда на
свет появился сын в  разведцентре  было  решено  изменить  его  пол  и
переправить в надежное место.
    Наташа шла домой. За ней плелся Денис и назойливо  выспрашивал  "А
ты точно помнишь что именно пять банок сгущенки,  а  может  шесть  или
семь..." Чем ближе они подходили к дому тем больше становилась  цифра.
От таких приятных мыслей у Дениса  началось  обильное  слюновыделение,
мысли о резиночке отошли на задний план. Наташа внезапно  остановилась
- "Ты вот это, того - ты пока постой. Я  Олега  подготовлю,  а  то  он
подумает еще чего-нибудь не того. И кстати  сколько  сейчас  времени?"
Вопрос был задан так внезапно, что  рука  Дениса  сама  потянулась  за
будильником.

    Александрыч изнывал от скуки. Страшно чесались  места  на  которых
должны были быть  пальцы.  Хотелось  сесть  за  компьютер  и  написать
что-нибудь вечное. Что-нибудь про любовь: Или нет не про любовь, а про
пиво: Пиво вот вещь достойная вечности.  Но  пальцев  не  было.  Былая
какая странная гибкость во всех суставах. От нечего делать Денис  стал
умножать в уме два на два. Промучившись некоторое время,  Денис  понял
что без компьютера это занятие бессмысленное и  снова  стал  думать  о
пиве.

    Олег заканчивал уже второй круг. Комната, кухня, туалет. Наташи не
было, не было также бюстгальтеров.  "Какая-то  чертовщина  творится  в
доме,  надо  срочно  что-то  делать".   Особенно    удручала    потеря
бюстгальтеров. В целом экземпляры были так себе, но две  девушки  были
очень неплохи - отлично готовили гамбургеры и, особенно, бигмаки.  "О,
бигмак - это же поэзия" - почему-то никто не хотел разделять  Олежкину
любовь k бигмакам - "Только что подогретый бигмак и в мусорник  -  что
может быть упоительней"

    Что-то не складывалось. Инга понимала, что сделай она пару  резких
движений и все будет потеряно. Но сидеть в  чужом  огороде  и  слушать
сказки было противно.  "  Наверняка  подмогу  ждет,  а  чтобы  отвлечь
заговаривает земляничными байками", - подумала Инга.  Она  представила
себя схваченной полицией и брошенной в холодный  сырой  карцер.  Перед
глазами проплывала картина  долгих  допросов,  унижений,  истязаний  и
пыток. Она видела себя- гордую,  измученную,  но  не  сломленную.  Она
знала, что не скажет им ни слова, ни даже полслова.
    Инга не задумывалась, почему ей нужно будет молчать, что и  почему
ей нужно будет скрывать. Да и об этом ли нужно было думать? Необходимо
было бороться, отдавать всю себя Великому  делу,  а  если  придется...
Инга знала, что во имя борьбы, не дрогнув, она принесет в жертву себя,
самое дорогое, бесценное - свою жизнь... Но это ли требовалось от  нее
сегодня???
    Нет, она не могла так просто сдаться. Ей нужно было  встретится  с
Питером Алексом. Она уже слышала по  телефону  его  голос,  в  кармане
лежала его книга. Неожиданно она поняла  -  бороться  нужно  будет  не
потом - в застенках, а уже сейчас - немедленно.
    Она подняла  глаза  и  пристально  посмотрела  на  Питера.  От  ее
холодного взгляда Питер  прервал  на  полуслове  рассказ  о  том,  как
собирая землянику, он очутился в этих  нехоженых  местах.  Рассказывая
историю о землянике по шестому кругу, Питер совсем  освоился,  история
из его уст лилась  стройными,  логически  построенными  предложениями,
полными изящных эпитетов.  Питер  наслаждался  своей  находчивостью  и
последовательностью мысли. Секунду  помешкав,  Питер  стал  продолжать
свою земляничную  историю.  Но  он  не  успел  закончить  предложения.
Холодный бескомпромиссный  голос  Инги  прервал  его:  "Довольно!  Эту
сказку мы уже слышали. Не держите меня за дуру!  Я  отлично  знаю  кто
ты!". Питер  похолодел,  перехватило  дыхание,  зачесалось  подмышкой.
"Я...Я....я.. земляника......мимо...вот ..... ЭЭЭ...лесу", - Питер  не
находил слов. Он понимал, что это провал.
    Наташа взяла из рук Дениса будильник и юркнула  в  свою  квартиру.
Шумно стали защелкиваться замки, запоры, задвижки, защелки, цепочки  и
прочие приспособления, обеспечивающие Наташину безопасность.
    Минут через двадцать Денису показалось, что Наташа как-то  слишком
долго готовит Олежку. " Главное - сгущенку бы  не  съела",  -  подумал
Денис. Еще минут через  десять,  представив  себе  Наташу,  сидящую  с
огромной  ложкой  напротив  восьми  открытых  банок   со    сладенькой
сгущенкой, Денис решился напомнить о себе. Приподнявшись  на  цыпочки,
он тихонечко позвонил в дверь. Никто не подошел.  Денис  позвонил  еще
разчуть громче.  Опять  никого.  Тогда  уже  злой  на  Наташку,  Денис
позвонил в дверь со всей силы. Было слышно как за  дверью  шушукаются,
шуршат и шепотом переговариваются. "Наташа, это Я",- жалобным  голосом
произнес Денис. "Кто такой "Я"?" - сдавленно ответили из-за двери. "Ну
я - Дениска...". Зашумели замки и в щелочке  показался  Наташин  глаз.
"А,  Денис...  Чего  тебе  надо?...  Сгущенки?...  Нет  тут    никакой
сгущенки... Зайди завтра лучше..." Наташа захлопнула  дверь,  зашумели
замки. Неожиданно для растерявшегося Дениса,  замки  начали  шуметь  в
обратную  сторону.  Дверь  снова  приоткрылась.  "Да,   забери    свой
будильничек. У меня дома свои часики имеются".  Денис  машинально,  не
задумываясь  взял  протянутый  будильник,  положил  его   в    карман,
развернулся и начал спускаться  по  ступенькам.  Было  грустно.  Денис
представлял Наташку облизывающую банку от сгущенки.  Обидно  до  слез.
Выйдя из подъезда, Денис зашагал в сторону моря.
    День  потихоньку  умирал - вечерело.  Денис  достал  из    кармана
будильник -  стрелки  показывали  8  часов  23  минуты.  Денис  открыл
будильничек. РЕЗИНКА!!!!!!!! Резинки не было.  Было  только  гадостное
чувство, что его надули. "А ведь за это можно и по морде схлопотать  и
не просто так, а ногами и не босыми, а в тяжелых сапогах,  и  не  один
раз, а много." Денис постепенно закипал. Как  и  Олег  он  был  парень
незлобивый, так что дальше  слов  дело  не  пошло.  Денис  сдерживался
насколько  хватало  сил  Взрывались  двери,  вылетали  стекла  витрин,
переворачивались  автомашины.  Но  творилось  это  без  злобы,  как-то
по-доброму. И народ, проходящие мимо люди, казалось, это понимали,  не
осуждали, не ругали  Дениса  и  лишь  по-отечески,  хитровато  щурясь,
провожали его взглядом.
    Немного поостыв, Денис вернулся домой, включил  компьютер  и  стал
правой рукой  нащупывать  дорогой  диск  любимую  игру  "Hero  quest".
Сидишника нигде не было. Тщетно обыскав всю квартиру,  погреб,  чердак
Денис превозмогая  напряжение  вспомнил  как  неделю  назад  превратил
сидишник в желтую резиночку. Не по  доброй  воле,  но  родителей  для.
(Последние не прочь были в отсутствие Дениса поиграть в  Heroes  и  на
диске из-за этого появилась глубокая, через весь диск, царапина)...
    Он начал искать резинку. Снова квартира, погреб, чердак... Резинки
не было. Было мерзко. Угнетало. Ощущая себя умным в расцвете мужчиной,
Денис чувствовал чем-то, как кто злой строит по периметру злые  козни.
Слегка тошнило и хотелось справедливости. Денис лег на пол,  разбросал
в разные стороны руки  и  ноги,  широким  веером  раздвинул  пальцы  и
принялся вспоминать.  Вспомнить  нужно  было  все.  Денис  все  глубже
погружался в себя. До дна оставалось метра три-четыре. Было холодно  и
мокро. Ничего нового.  Повернул  влево.  Там  чувствовалось  негромкое
вихреобразное движение. Денис подобрался поближе.  Движение  влекло  и
отпугивало.  Нужно  было  уходить  или  доверится   стихии.    Секунда
колебания... Рывок... Еще рывок...
    Оглушающе громкий  крик  Дениса  взорвал  тихую  каугурскую  ночь.
Залаяли собаки, тревожно перекрестились богобоязненные старушки. Денис
вспомнил все... Все стало понятно, все стало на свои места...

    Как настоящий разведчик Питер Алекс  тут  же  придумал  другую  не
менее убедительную легенду: "Ой это я перепутал. Конечно же я здесь по
другому поводу.  Значит  иду  я  собираю  клубнику..."  Ничто  так  не
вдохновляло Питера как сочинение различных легенд. Бывало,  увлекшись,
он забывал свою настоящую  биографию  и  воображал  себя  каким-нибудь
юристом-следователем или туристом-водником. Если бы его фанаты  узнали
об этих мыслях,  они  бы  долго  и  упорно  смеялись  -  настолько  не
сочетался Питер Алекс с этими двумя состояниями. Но Инга  пришла  сюда
не для того,  чтобы  выслушивать  сказки.  Широким  взмахом  руки  она
оборвала Питера на полуслове и слегка  истеричным  голосом  закричала:
"Хватит, Uno, Duo, Tres, Quattro, баста!!! Я не верю не одному  твоему
слову!!!  Че  сара,  феличита!!!  Это  все  истории   для    слезливых
дурочек!!!!  Ты  же  натуральный  мент  поганый!!!  Кансоне,  бомбини,
примавере!!!! Давай, вызывай подмогу и мы еще посмотрим кто кого!!!!"
    Когда Олег зашел на третий круг он неожиданно увидел  перед  собой
Наташу. Чувство полной свободы немедленно испарилось и Олег снова стал
послушным мужем и хорошим семьянином.
    - Ой Наташа я так по тебе соскучился - где же  ты  все  это  время
пропадала?
    - Да я, Олежка, понимаешь,  на  концерте  была,  на  моей  любимой
группе, на Агате...
    Это становилось подозрительным, так как Наташа по нескольку раз  в
неделю пропадала из дома под предлогом похода на концерт. Мысли  Олега
сгустились. Становилось холодно. "Где же она берет  столько  денег  на
билеты?  Не  по  средствам  живет,  шикует...  Не  иначе  завела  себе
любовника." Небеса разверзлись  и  он  почувствовал  себя  прозревшим.
"Yes, yes, yes!!!!", - вполголоса закричал Олег. А потом  снова  стало
грустно и холодно, а в мозгу  опять  начала  раскручиваться  карусель,
звенеть ржавые цепи, скрежетать несмазанный мотор...

    Немного погрустив, Александрыч заметил интересную вещь - когда  он
начинал интенсивно думать,  его  тело  начинало  светиться  различными
цветами. Это забавляло и в тоже время пугало.  Он  размышлял  об  этой
своей странной способности, а живот, колени, уши и прочие  части  тела
мягко переливались всеми цветами  радуги.  Было  умилительно  красиво.
Александрыч  неожиданно  понял,  что  нравится  самому  себе.  Животик
ответил на это изумрудным переливом. "Какой я лапочка", - подумал он и
от пятки к ладошке пробежала изумительная оранжевато-зеленая волна.  "
К р а с о т а..... Л Е П О Т А .......", - думал он переливаясь огнями
бенгальской ночи. "Я - цветомузыка!!!!!!!!! Я - цветомузыка!!!!!!!!!",
- пел он во все горло. И вместе с ним пело  его  цветное  тело.  Через
полчаса этого показалось  мало  и  Александрыч  ощутил  себя  бегущими
огнями, гирляндой и даже телевизором Sony HiBlack Trinitron 21756.  Но
этого уже было мало. Он стал сравнивать себя с  другими  предметами  и
явлениями. Неожиданно осенило. Желтая, красная  и  сине-зеленая  волна
пробежала через все тело.  "Так  Я...  я...  Я...  ведь,  практически,
монитор!!!!!!!". Он тут же  стал  подбирать  мысли  чтобы  можно  было
высветить любой пиксель на теле.
    Шестой  отличительной   чертой    Александрыча    было    отменное
самообладание - он не терял выдержки ни при каких условиях. Не  прошло
и нескольких часов, как довольный жизнью, он уже играл сам с  собою  в
Диабло, отчаянно жульничая за обе стороны. И жизнь  хороша!!!  И  жить
хорошо!!!! Вдруг в его теле появились странные вибрации,  в  них  было
что-то знакомое, что-то такое, что Александрыч пережил совсем недавно.
"Ну кончено - это же...

    В другое время и в другом месте Питер Алекс конечно давно  бы  уже
был за несколько километров отсюда,  а  посреди  огородов  валялся  бы
остывающий труп, но уж больно нагло вела себя  эта  странная  девушка.
"Наверняка хочет вывести меня из себя" - как любой опытный агент Питер
Алекс знал что попадаются только агенты, выведенные из себя,  так  как
когда  они  были  в  себе,  взять  их  не  было  никакой  возможности.
Неизвестно чем бы закончилось это противостояние, если бы из-за кустов
не появилась Наташа, во все горло напевающая все  ту  же  песню  -  "Я
перережу провода и не  ударит  меня  ток",  правда  теперь  эта  песня
перемежалась фразой - "Я перережу провода и ударит меня ток", а иногда
даже и "Достала, морская, меня болезнь"...

    Александрыч почувствовал как меняется его сущность. Тело перестало
мерцать, стало вытягиваться и принимать какую- то  странную  форму.  В
новой сущности было что-то до боли  знакомое.  Что?  Что?  Александрыч
мучился, старался понять,  ломал  над  этим...,  нет,  не  голову,  не
голову...  Нет,  это  была  не  голова  -  это  была  правая   чашечка
безразмерного бюстгальтера... "Неeeeeттттттттттттт..." - во все  горло
заорал  Александрыч.  Бюстгальтер  начал  переливаться  фиолетовым   в
крапинку. Олег радостно потирал руки. "Получилось!!!!!!!!!!!!!!!!"
    Довольный собой, он сбегал в магазин за пивом и чипсами,  разложил
их перед телевизором. В куче истлевшей  макулатуры,  среди  "клюкв"  и
"мурзилок"  он  раскопал  прошлогодний  "Спортэкспресс".   Неожиданная
находка  сделала  Олега  еще  более  счастливым.  Не  в  силах   более
оттягивать  удовольствие,  он  присел,  а  потом  и    прилег    перед
телевизором. В руках он сжимал Спорт - экспресс. Справа, слева и  даже
сбоку лежали пиво и чипсы. Жизнь  была  прекрасна  и  удивительна.  На
пальцах можно было пересчитать редкие счастливые  моменты  его  жизни.
Было ХОРОШО!!!!  На  глаза  нет-нет,  да  и  попадался  переливающийся
бюстгальтер. Он, определенно, нравился Олегу.  Нравился  больше  любых
других. Убаюканный пивом и Спорт-Экспрессом, Олежка принялся  неспешно
засыпать.  Вязкая  дремота  спутывала  мысли,  перемешивала    образы,
реальные  и  нереальные  картины.  Хороводом  кружились   разноцветные
резиночки, бюстгальтеры,  безразмерные  гамбургеры  и  маки.  Предметы
меняли форму, исчезали и появлялись снова. Показался огромных размеров
фишмак, превратился в Дениса, с укором посмотрел, перевернулся и  стал
прозрачным,  превратился  в  миллион  цветных  с  ехидными    улыбками
резиночек. Резиночки неожиданно исчезли и на Олега укорительно смотрел
Питер Алекс - друг и товарищ  по  борьбе.  Потом  появились  карусель,
снова бюстгальтеры, резиночки и НАТАША. Она пела и смеялась, кричала и
снова смеялась Неожиданно  лицо  ее  исказилось...  Олег  почувствовал
сильный удар по лицу.
    С трудом открылись глаза. В квартире никого не  было.  По  комнате
валялись пустые пивные бутылки и чипсы. Сильно болело под  глазом.  На
улице было темно. Было слышно,  как  капли  дождя  стучали  по  крышам
домов. Было непонятно, что  же  все  таки  произошло.  Олег  присел  и
задумался. Мысли привели его к Наташе. Ее не было дома. Снова не  было
дома. Каждый день она ходила на  концерты.  "Машина  Времени",  "Мумий
Тролль", Жорж Сиксна и "Агата". Стало грустно.  Олег  хорошо  понимал,
что здесь что-то не так. Но что?
    Взгляд Олега скользил по комнате. Цеплялся за телевизор,  диван  и
чипсы. Никаких сомнений быть не могло - у Наташи был любовник. Но кто?
Кто?
    Пробивая насквозь холодную ночь Денис шел к Олегу. Ничто не  могло
остановить или хотя бы задержать его.  Было  больно,  обидно  и  жалко
себя. "За что? Почему Я?", - в сотый раз спрашивал он. И  не  отвечал.
Потому как знал - стоит один раз ответить и начнется спор. А спорить с
самим собой он сегодня не хотел. Денис не собирался мстить,  шуметь  и
рушить.  Хотелось  просто  посмотреть  в  глаза  Олега.  И  пусть   он
провалится под землю. А еще пусть отдаст резиночку... две резиночки  -
желтую и из часов. Перед глазами вспыхивали и  тут  же  гасли  цветные
пятна.
    Он бы шел и шел и шел, если бы  случайно  его  тяжелый  взгляд  не
поскользнулся на мокром асфальте, где,  разбитый  в  мелкие  дребезги,
лежал мотор МК-12оГ-16а. "Карусельный мотор!!!" - понял Денис. Никогда
раньше таких штуковин он не видел. Да и если бы  видел  -  опознать  в
искореженном металле  что-то  цельное,  полезное  было  невозможно.  В
другое время Денис удивился бы своей проницательности,  образованности
и прозорливости. Но в ту  ночь  боль  невыносимый  потерь  лишила  его
возможности  удивляться.  Ничего  не  ощущая,  он  присел  и  принялся
ладошками сгребать покореженный металл. Было жалко  оставлять  его  на
улице. Кто-то чужой мог забрать все. А тогда  -  пиши  пропало...  "Не
бывать тому!!!!", - твердо решил Денис и принялся рассовывать  железки
по карманам. Собрав все,  отряхнув  с  коленей  пыль,  он  поднялся  и
посмотрел по сторонам. Уже светало...  Быстрыми  (насколько  позволяли
распухшие карманы) шагами он затопал в сторону Олежкиного дома.

    Завидев Наташу, Питер и Инга экспериментально доказали, что прошли
одну и ту же школу  выживания  -  дружно  повернувшись,  они  со  всей
возможной скоростью побежали в одну и ту  же  сторону.  Бежали  они  с
одной и той же скоростью, так как там,  где  Инга  брала  скоростью  и
молодостью Питер брал хитростью и опытом. Их  беседа  не  прекращалась
даже на бегу. Правда теперь глупо было разговаривать о  клубнике  и  о
прогулках по огородам, поэтому беседа сама собой шла о погоде...
    Немного постояв и подумав, ничего не понимающая Наташа двинулась в
том же направлении. Как  человек  не  знакомый  со  спешкой,  шла  она
размеренным шагом развлекая себя мыслями о всяких приятных вещах, типа
кашаладок. Не знакомые с местностью Питер и Инга двигались быстро,  но
окольными дорогами, Наташа же, как местный житель,  двигалась  хотя  и
медленно, но зато самой прямой дорогой, поэтому к  маленькому  селению
на краю моря они приблизились одновременно.
    Наташа к тому времени уже пела про  посадку  каких-то  огурцов  на
каком-то брезентовом поле. При этом она широко и по-доброму улыбалась.
Было очень страшно. Она все ближе и ближе подбиралась к онемевшему  от
растерянности  Питеру.  Стоявшая  рядом  Инга  пыталась    упорядочить
разлетавшиеся в разные стороны мысли. Хаос, полный  хаос  царил  в  ее
голове. Не больше трех метров отделяли их от поющей молодой женщины. С
каждой  секундой  это  расстояние  сокращалось.  Нужно  было    что-то
предпринять. Два метра, полтора... По-прежнему онемевший  от  волнения
Питер смотрел на Наташу. Она улыбалась и пела. "Еще секунда,  и  будет
поздно, совсем поздно" - поняла Инга. Резко развернувшись, Инга правой
рукой обхватила талию Питера, левая рука погрузилась в густую шевелюру
Питера. Она потянула к себе Питера. Ее лицо приблизилось к  его  лицу.
Питер не сопротивлялся. Инга совершила последнее решительное  движение
и их губы сомкнулись в страстном поцелуе.
    Когда их губы разомкнулись, Наташа была уже далеко. Еще доносились
отдельные слова грустной песни, повествующей  о  девочке,  жующей  без
сахара Дирол. Но опасность отступила, миновала. Это понимал и Питер  и
Инга. Теперь стало возможным задуматься о какой-то странности  поцелуя
- несмотря на внешнюю страсть это  был  скорее  поцелуй  родственников
давно знакомых друг с другом.
    Несмотря на свою  флегматичную  внешность  Олежка  обладал  весьма
изворотливым умом. "Любовник, л-юбовник, лю-бов-ник, любо-вник", - пел
он, расхаживая по квартире. Привыкшие ко многому, соседи не удивлялись
столь рано зазвучавшей арии. Кто-то натягивал на голову одеяло, кто-то
запихивал в уши вату. Но абсолютному большинству жителей дома Олежкино
сопрано очень даже нравилось. Пение помогало Олегу постигать истину  и
вникать в суть. "Люююююлюлю-бовник". Олег взял слишком высоко.  И  тут
же замолчал, ибо понял: "Денис!!!" Все  связалось  воедино.  "Так  вот
кого я согрел на своей груди!" - вскричал Олег - "А ведь я называл его
другом". Решительно нужно было что-то делать, кого-то убивать, резать,
взрывать, топить или наоборот  воскрешать,  сшивать,  восстанавливать,
спасать, но что-то делать нужно  было  обязательно.  Добрый  спокойный
Олежка превратился в тайфун, ураган, торнадо.
    А в это время к квартире Олега двигался такой же  тайфун,  ураган,
торнадо по имени Денис.
    Их  встреча  была  ужасной - рушились  стены,  плавилось   железо,
окружающие предметы превращались попеременно то в бюстгальтеры,  то  в
резиночки. Удары  следовали  во  всех  направлениях  и  один  случайно
зацепил  бюстгальтер,  бывший  когда-то  резиночкой,  а  перед    этим
бюстгальтером...

    Ничего не понимающий Александрыч очнулся посреди  комнаты.  Вокруг
бушевала  стихия.  Было  очень  страшно.  Он   тревожно    осмотрелся.
Александрычу  показалось,  что  началось  извержение  вулкана,  а  ему
посчастливилось очутится жерле и наблюдать  процессы  изнутри.  Что-то
плавилось, совсем рядом бурлило и клокотало. Уа-Уа... Но все это можно
было бы  пережить  -  Александрыч  был  крепким  парнем.  Озираясь  по
сторонам, он в близости от себя заметил две человеческие  ноги  и  две
руки. А еще живот. "Кто бы это мог быть и почему я  не  вижу  головы?"
Это было забавно и происходившая в непосредственной близости  от  него
катастрофа отошла на второй  план.  Александрыч  принялся  внимательно
рассматривать руки, ноги и живот. Они казались удивительно  знакомыми.
" Кто бы это мог быть? Кто?". Рядом упала горящая балка. И Александрыч
узнал. "Это, это... это ведь Я" - мелькнула молнией истина.  Точнее  -
вкатила, ибо молния была шаровая и привела к  полной  потери  сознания
Александрычем. Его ноги  и  руки  подкосились,  он  стал  проседать  и
безжизненно  растянулся  по  полу.  В  тот  же  миг  стихли   тайфуны,
прекратились извержение и буря. В комнате, глядя друг  другу  в  глаза
стояли двое. Денис был слегка взъерошен, карманы куртки  оттопырены  и
набиты каким-то барахлом.  Олег  с  чипсами  в  руках  выглядел  более
пристойно. Минута молчания внезапно прервалась  взаимными  обвинениями
друг друга в различных грехах. С одной стороны слышались возгласы:  "И
этого подонка я пригрел на своей груди, называл другом, угощал  пивом,
а он позарился на Наташу", с другой стороны звучали не  менее  гневные
высказывания: "Отдавай резиночки. Я думал  ты  друг,  а  ты  резиночки
зажилил. И сгущенку отдавай. Ишь захапал себе десять банок сгущенки  -
слипнется у тебя".
    Напряжение в комнате опять стало нарастать. Отчаявшись решить спор
мирными способами, Олег решил прибегнуть  к  радикальному  решению  по
совету  небезызвестного  Шуры  Лаухина  "Если  не   можешь    починить
электропроводку, так хотя бы устрой короткое замыкание" - он  раскинул
в разные стороны руки, зажужжал...
    Питер Алекс понял - этой девушке можно доверится. Он взял Ингу  за
руку,  посмотрел  проницательным  взглядом  в  ее  глаза.  Подумал.  И
медленно, точно выдавливая из себя, произнес: "Разрешите  представится
- Питер Алекс." Впоследствии Питер сам не мог объяснить  что  подвигло
его на столь решительный шаг,  ведь  раскрытие  шпиона  такого  уровня
могло привести к самым катастрофическим переменам в его  маленькой  но
гордой стране. Но интуиция  прошедшего  огонь,  воду  и  медные  трубы
Питера и тут не дала сбой.
    Услышав такие слова Инга естественно не поверила ни  слову.  Затем
тщательно мысленно прокрутила поведение своего случайного знакомого  и
все равно не поверила. Затем вспомнила все подходящие цитаты из  книги
"Мой сын и ЦРУ" и все равно не поверила - очень уж неожиданно это  все
получилось. Наконец в ее мозгу зародилось  страшное  подозрение  -  "А
может это вовсе не тот Питер Алекс, может это  однофамилец.  Надо  его
проверить". На этот счет ее настольная  книга  говорила  однозначно  -
если вы не знаете кто перед вами - Питер Алекс или нет, то задайте ему
неожиданный  вопрос.  Естественно  Питеру  Алексу  тут  же  был  задан
внезапный вопрос в лоб: "Отвечайте быстро, вы Питер Алекс?" Какова  же
была ее радость когда она услышала совершенно правильный ответ "ЭЭЭЭЭ,
с одной стороны конечно да, а с другой стороны,  ээээ,  может  быть  и
нет. Все зависит от вашего видения мира."

    Полная впечатлений от концерта Вячеслава  Малежика,  Наташа  почти
добралась до  дома.  "Уйти,  чтобы  остаться,  уйти,  чтобы  вернутся,
провинциалка, провинциалка...", мурлыкала она под нос,  поднимаясь  по
холодной лестнице на далекий пятый этаж. Было раннее утро,  город  еще
не  проснулся.  Наташа  вспоминала  Малежика.  "Какой  мужчина,  какой
мужчина!!!! Спустился со сцены, поцеловал меня!!! А какие  комплименты
говорил. Говорит, вы, Наташа, в  моем  творчестве  большое  подспорье.
Думая о Вас, песни сочинять легче. Спасибо вам,  Наташа,  огромное,  а
потом опять поцеловал. В щечку..." Около Наташи никого не было, и было
непонятно, с кем  она  делилась  своей  огромной  радостью.  Продолжая
рассказывать о концерте, она добралась до родного пятого  этажа.  Было
подозрительно тихо. На  секунду  она  представила  спящего  Олега,  но
тотчас вернулась к воспоминаниям. "Вы  такая  необыкновенная,  Наташа,
эту песню я дарю вам... И поцеловал. В губы...". Последние слова  были
произнесены уже в комнате. Стоявший посреди комнаты Олег чуть  присел.
Взгляд его был простодушно глуп.  Он  не  нашелся  и  лишь  растягивая
повторил Наташины слова: "И поцеловал. В губы...". Наташа  встретилась
глазами с Олегом, быстро отвела их в сторону. В стороне стоял Денис  и
на него смотреть не очень-то хотелось. Пошарив глазами по комнате, она
нащупала лежащего на полу Александрыча и 7 пустых бутылок из-под пива.
Наташа  ругала  себя  за  откровенность,  открытость...   "Подслушали,
гады!!!  Но  ничего...  выкрутимся...  что-нибудь  придумаем..."  Олег
по-прежнему глупо  смотрел  на  Наташу.  Денис  виновато  стоял  около
телевизора.  На  его  лице  прописался  страх.  Он  попытался,   было,
попросить назад свои резиночки. Но было уже поздно... Наташа перешла в
наступление.
    - Поцеловал!? Кто тебя, Олег,  поцеловал?  Быстро  рассказывай!!!!
Ах, вы алкоголики противные. Нажрались, сволочи!!!  Сгущеночки  ему!!!
Стоит на концерт чуть-чуть. Ненавижу. Убирайтесь.
    Речь Наташи не была достаточно связанной. Но кричала она громко  и
всем было страшно. Даже Александрычу. С каждым словом она  расходилась
все  больше.  Почувствовав  силу,  она  схватила  Олега,   Дениса    и
Александрыча и выпихнула их всех из квартиры.
    Долго еще был слышен ее  крик.  Спорить  с  ней  было  бесполезно.
Волновавшие троицу проблемы отошли на второй план,  потеряли  остроту.
Вместе  они  вышли  из  подъезда  и  остановились  в  нерешительности.
Молчание прервал Олег: "Ты, это, вот прости меня,  Денис.  Вижу  -  ты
вроде как и не причем, вот. А резиночек твоих у меня нет. Разбились. А
хочешь, я тебе лифчик дам,  ну  бюстгальтер?"  Долго  молчавший  Денис
начал медленно оживать. Наташа была  уже  далеко,  с  каждой  секундой
страх отступал  все  дальше.  При  слове  "бюстгальтер"  глаза  Дениса
азартно загорелись. Резиночки вернуть  не  было  никакой  надежды.  Но
получить бюстгальтер тоже было неплохо. "Три,  -  выпалил  он,  -  три
бюстгальтера!!!!". В эти минуты Олег согласился бы и на  четыре.  Ведь
что такое бюстгальтер по сравнению с теплой мужской дружбой!!!  Теплое
рукопожатие и скупые мужские слезы скрепили сделку.

    Александрыч  недоуменно  смотрел  на  происходящее.  Резиночки   и
бюстгальтеры были чем-то близким, но все-таки  непонятным.  Он  дернул
несколько раз за руку Олега, потом Дениса. "Ребята, ребята, о чем  это
вы? - спросил он. Денис  и  Олег  повернулись  в  его  сторону.  В  их
взглядах было что-то  необычное.  Молнией  у  Александрыча  проскочили
воспоминания  о  бюстгальтерной  и  резиночной  жизни.  Он   отчетливо
осознал, что сейчас что-то может изменится и  изменится  не  в  лучшую
сторону. "Александрыч, дорогой", - хором произнесли Олег  и  Денис,  -
иди сюда,  скорее,  не  бойся..."  Они  сделали  шаг  в  его  сторону.
Александрыч чувствовал, что ничего хорошего  от  этого  не  будет.  Он
напрягся, резко развернулся  и  побежал.  Олег  и  Денис  не  побежали
следом. "Ну и ладно, -  выплюнул  Олег,  -  и  трех  с  тебя  хватит".
Довольные жизнью они двинулись в сторону моря.

                         Продолжение следует...

[ Турдом ] [ Предыдущая ] [ Графомания ]